Мияири Норихиро – мастер японских мечей

0 72

Обучение в разных школах ковки

Когда-то японский меч называли «душой самурая». Однако эпоха военных-буси, продолжавшаяся почти тысячу лет с периода Хэйан (794-1192), закончилась с реставрацией Мэйдзи, и после издания закона о запрете на ношение мечей не стало самураев с мечами. После Второй мировой войны отказались от духа бусидо, а во времена оккупации командование войск Союзников запретило даже фехтование бамбуковыми мечами. В настоящее время по закону о владении оружием нельзя владеть японским мечом без особого разрешения, но производители мечей не исчезли. Около 350 мастеров создают мечи как произведения прикладного искусства, и одним из известнейших среди них является Мияири Норихиро, делавший меч для преподнесения божеству во время ритуалов переноса святилища Исэ и работавший над реставрацией мечей из коллекции музея Метрополитен. За что же ценят его работы?

Мияири Норихиро: Есть несколько школ создания японских мечей – Сосю-дэн, Бидзэн-дэн и другие, их произведения отличаются друг от друга. Отец и дяди принадлежали к школе Сосю-дэн, но я впервые пошёл учиться, когда мне было за 20, к мастеру школы Бидзэн-дэн Сумитани Масаминэ. Удостоенный почётного звания «живого национального достояния» мастер Сумитани придумал свой оригинальный узор линии закалки на лезвии (хамон), сумитани-тёдзи. Меня очень сильно привлекала творческая работа мастера, которую не могли повторить другие. Однако в пропитанном традициями мире кузнецов, производящих мечи, никогда человек одной школы не переходил учиться к мастеру другой школы, и в то время я заслужил репутацию еретика, который нарушает заведенный порядок.

Извилистая (тёдзи) линия закалки на лезвии (хамон) – одна из отличительных особенностей школы Бидзэн-дэн

Проучившись пять лет у мастера Сумитани и девять лет у отца, я начал работать сам. Я устроил кузницу в городе Томи преф. Нагано, и в 39 лет получил квалификацию «мастера, чьи произведения не требуют дополнительной проверки», тогда я был самым молодым кузнецом, получившим это звание. Однако, когда мне было за 50 лет и я обрёл уверенность в своих умениях, меня одолела болезнь, и, будучи прикованным к постели, я решил не ограничиваться только рамками школы Бидзэн-дэн, а попробовать работать в стиле Сосю-дэн и не привязываться к конкретной школе, создавая собственный стиль.

Моя семья делает мечи ещё с конца периода Эдо (1603-1868), но я стал своего рода «одиноким волком» и надеялся, что кто-то увидит интересные особенности в мечах, созданные революционным способом, на стыке разных школ.

Большой меч (тати), который мастер Мияири сделал по случаю признания его умений Нематериальным культурным достоянием преф. Ниигата

Меч – довольно тяжёлое оружие

Среди японских мечей есть такие, которые делали максимально удобными для использования, и те, которые служат в первую очередь для любования ими и создаются как произведения искусства. В качестве оружия их сейчас уже не производят, но когда-то их качество проверяли, зарубив реального человека – так ли это?

—— В период Сэнгоку («Эпоха воюющих провинций», втор. пол. XV-конец XVI вв.) тела обезглавленных преступников складывали одно на другое, и если меч перерубал одно, его называли хитоцудо («одно туловище»), если два – футацудо («два туловища») и т. п., или же рубили туловище снизу вверх, и если меч разрубал ключицу, которую непросто разрубить, меч называли оовадзамоно («вещь, (сделанная) с большим искусством»).

К слову, если в исторических сериалах или фильмах актёры машут мечом одной рукой, то это макет. Настоящий японский меч весит 1-3 килограмма, просто так им не помашешь. В поединке один неверный шаг может стоить человеку жизни, поэтому сохранились записи о том, как, например, знаменитые фехтовальщики Миямото Мусаси и Сасаки Кодзиро стояли c мечами наизготовку по полдня.

Крепкая сталь, красивый узор хамон, величественный вид

Многие знаменитые мечи сделаны для того, чтобы ими любовались. К мечам, которые ценят за их эстетичность, не предъявляют высокие требования по остроте – от них требуется особая красота, присущая японскому мечу. Ценитель же, в свою очередь, должен обладать художественным вкусом, позволяющим оценить красоту клинка. В чём же выражается эта красота?

—— Эстетическое восприятие японского меча складывается из ощущения японской стали, узора линии закалки (хамон) и общей красоты формы меча. В иностранных мечах любуются гравировкой на лезвии, драгоценностями, которые их украшают, но художественная ценность японских мечей совершенно в другом – она заключается в эстетических качествах самой стали.

Сталь тамахаганэ, из которой делают японские мечи. Перековкой этого сырья получают прочную сталь с однородным содержанием углерода

Три священных регалии императоров – это зеркало, яшма и меч. В таких сверкающих вещах японцы с древности ощущали особую мистическую силу. С давних времён в Японии увлекались шлифовкой, и потому искусство шлифовки достигло здесь высокого уровня.

Закалённое лезвие тщательно шлифуют сначала на грубом камне, потом меняют шлифовальные камни на всё более мелкозернистые

Если немного поучиться оценивать японские мечи, то можно получить большое удовольствие от их созерцания. Мне иногда поступают заказы из-за рубежа – в других странах есть немало очень знающих людей, хорошо осведомлённых о качествах японских мечей.

Кинжал мастера Мияири Норихиро, напоминающий известные клинки знаменитого мастера Бидзэн Осафунэ Кагэмицу, жившего в конце периода Камакура (1192-1333). Вид стали, которая кажется полупрозрачной, приносит покой в душу смотрящего

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.